Блог компании Zavod it-стартапов

С 9 до 18 мы видим мониторы всех сотрудников. Это не про контроль. Это про выживаемость

С 9 до 18 мы видим мониторы всех сотрудников. Это не про контроль. Это про выживаемость

«Если в штате 10 сотрудников, то в год работодатель сливает $72 тыс». Как отслеживать эффективность персонала на удаленной работе и почему такие сервисы будут внедрять все больше — Александр Процюк.

Основатель сервиса для удаленной работы Teamon.live Александр Процюк — ИТ-предприниматель родом из Екатеринбурга. В 2013 г. он уехал в США и прожил там три года, а сейчас живет на две страны. Прямо сейчас выгоднее находиться в России, говорит г-н Процюк: в Штатах многое еще не работает, толком не закончился даже первый локдаун, жилье гораздо дороже и не очень понятно, зачем там находиться сейчас, когда люди боятся встречаться друг с другом. Многие переехали на время карантина или подумывают об этом.

Друзья в США очень удивляются, когда видят в моих сторис людей без масок — как это вообще возможно? Они очень серьезно относятся к коронавирусу. Многие люди за это время действительно ни с кем не встречались, сидят по домам, работают удаленно, ходят по очереди за продуктами, — говорит Александр Процюк.

В США предприниматель открывал несколько компаний: zavod-it.com, AdglinkFriscoCloverRCabohub: часть компаний работает и сейчас, часть продана, из некоторых он вышел как основатель, так что Teamon.live — уже не первый его опыт. Г-н Процюк рассказал DK.RU, чему научился за годы работы на сверхконкурентном американском рынке, зачем компаниям нужно изучать, как сотрудники работают на удаленке, и как с помощью нового сервиса можно отслеживать их эффективность.

— На Западе есть экосистема, которой нет в России. Многие инвесторы, вкладывая деньги в компанию во время раунда привлечения инвестиций, уже договариваются о следующем раунде и что будут продавать свою долю при достижении определенных результатов. В России каждый раунд инвестиций похож скорее на маленькое чудо, как со стороны инвестора, так и со стороны предпринимателя. Первый не знает, что будет с его вложениями, чего ждать, какие метрики смотреть. Второй думает, что делать с полученными деньгами. Вкладывать в разработку или маркетинг?

Кажется, что на Западе предпринимателю проще получить деньги, но это не так. Инвесторы смотрят на показатели компании, основатель должен четко сформулировать маркетинговый KPI и очень много других вещей. Инвестор только тогда даст деньги, когда будет понимать, во что именно вкладываются его средства, по какой формуле предприниматель будет масштабировать свой бизнес. Просто так дать деньги, потому что понравилась идея бизнеса, — такое маловероятно.

Деньги в США получить проще, если ты знаешь правила игры. В России их проще получить, просто поездив по ушам инвестору. Но так как инвесторы в основном кустарные, они тебе ни introduction, ни promotion никакой не сделают.

Для b2b-продукта бывают полезны smart-money: инвестор не только дает деньги, но и делает introduction. Поэтому чаще стартапер подбирает его с таким прицелом, чтобы он помог зайти на определенный рынок, открыть определенную дверь.

С другой стороны, разрыв между Россией и США снижается, многие вещи в России работают лучше. Российские и американские банки — небо и земля: в США они все еще похожи на 90-е, а в России все классно, модно, современно.

Но в США нередко встречается подозрительное отношение к российским предпринимателям и деньгам.

— Действительно, такая проблема есть. Если компания открыта в Делавере, то инвестор понимает, чего от нее ожидать, как там устроено распределение долей, какие шаги предпринять, чтобы провести сплит акций, какие опционы для сотрудников. Есть понятные на законодательном уровне правила игры. В России для этого нет законодательной базы.

Когда российская компания выходит в США, возникают вопросы, что с ней делать. Как правило, происходит полная юридическая перерегистрация. Но я бы не сказал, что к самим российским предпринимателям есть настороженное отношение. Пару лет назад знакомый инвестор назвал русских «intellectual aggressive» — интеллектуальными, но очень агрессивными. Когда русский предприниматель входит в бизнес, он очень агрессивен в плане захвата доли рынка, принимает жесткие решения, но делает это интеллектуально. Мне очень понравилось это определение. Оно хорошо описывает русских фаундеров.

Другое дело, что там классная среда. Ты можешь посадить зерно хоть на автомобильной парковке, и, скорее всего, оно прорастет. Здесь можно сеять в плодородную почву, но компаний, которые выросли, единицы.

Как пришла идея создания сервиса?

— Обычно наши сотрудники в Екатеринбурге сидят в офисе, но за две недели до официального объявления пандемии мы отпустили всех работать из дома. Стали смотреть сервисы по удаленному мониторингу. Когда в Facebook в наших профильных группах с десятками тысяч подписчиков спрашивали пользователей, чем они пользуются для мониторинга, все реагировали на это очень негативно, считая вторжением в личное пространство.

Но потом, когда я спросил, есть ли что-то подобное для командной работы, все стали конструктивно думать: «Было бы клево иметь что-то такое». Когда люди делают один продукт, очень важно быть в контексте, знать, чем занимается твой коллега. В офисе об этом узнать просто, а на удаленке? Спросить в чате? Позвонить? Так себе тема.

Работа в офисе, как и командная работа, эффективны, потому что люди работают вместе и быстро решают задачи. За две недели до перехода на карантин мы купили несколько подходящих сервисов для организации удаленки, но нам не хватало именно совместной работы. Это неудобно: переписка в одном месте, посмотреть на экран сотрудника — в другом, хранение и пересылка документов — в третьем, групповые звонки — вообще отдельная тема. Не все работает в браузере и на мобильном устройстве. 

Исходя из этих соображений мы сформировали потребность, вложили для начала немного денег, создали базовые вещи, чтобы отказаться от сторонних сервисов и скоро стали пользоваться сами, постоянно дорабатывая продукт. В итоге уже 8 месяцев пользуемся им, создаем все новые и новые фичи и сейчас готовы ими поделиться с другими компаниями.

Основная наша фича — это мониторинг экранов сотрудников в режиме реального времени. В 9 утра человек запускает приложение и выключает в 6 вечера. В рабочее время твой экран доступен всем другим твоим коллегам и руководству.

Каждый раз, когда мы говорим про это, возникают большие дискуссии про приватность, про контроль и большого брата. Но это совершенно про другое. Это в первую очередь эффективный инструмент для повышения продуктивности, а не про контроль.

Мы занимаемся разработкой международного ПО для российских и западных клиентов и обучили очень много программистов за 10 лет работы. Но как человеку освоить новую профессию по удаленке — не очень понятно. В офисе, когда начинающий человек сядет рядом с middle-разработчиком, он освоит технологию за несколько месяцев. В прошлом году мы записали курс по разработке, люди проходили его у нас в офисе и через два месяца были готовы выполнять наши промышленные проекты. При таком режиме интенсивного обучения через год-два джуниоры становятся миддлами и синьорами и переходят в «Яндекс» и другие большие компании, в том числе международные.

Потому что когда ты занимаешься в команде, а не просто один осваиваешь что-то по учебникам, вникаешь в  промышленную разработку с людьми, которые это уже делали, ты очень быстро становишься специалистом. Но при удаленке процесс обучения ломается. Человек часто стесняется задавать вопросы человеку на другом конце оптоволокна, а задавать их нужно очень много. Джуниор, как правило, не очень уверен в своих силах и обычно задает вопросы только в исключительных случаях. Но с внедрением нашего продукта процесс обучения на удаленке снова начинает эффективно работать. Доказано. 

То есть этот сервис позволяет заглянуть в монитор коллеги любому человеку, не только руководителю? Напрямую видеть, что и как человек делает, и в том числе таким образом учиться?

— Сам продукт позволяет настраивать права достаточно гибко. У нас есть команда разработчиков, они все видят экраны друг друга. Менеджер, руководитель видит всех, но иногда может выключать свой экран. Он занимается финансовыми вопросами, которые не всегда нужно видеть разработчикам. Я вижу все экраны, включая менеджерские. Можно настраивать доступы, исходя потребностей, сделать общий коворкинг, когда все видят всех. Для каждой платформы написано приложение: Windows, Linux, для MacOS. Наше приложение установлено у моего ребенка, и я могу подключиться к его занятиям по Zoom, чтобы проверить, включил ли он камеру во время урока, потому что так требует учитель, а он почему-то не любит включать камеру. Могу проверить, играет ли он на компьютере или смотрит ютуб, когда должен делать домашнее задание. 

Сервис можно использовать с разных сторон. Как для обучения, так и для совместной работы, как для звонков, для общего эфира, когда все будут слышать всех. Но иногда можно нажать кнопку и выключить микрофон, а если захотелось что-нибудь сказать, то включить.

Другая проблема — хранение и отправка файлов. На удаленке зачастую совершенно непонятно, куда сотрудники скидывают файлы. В облачных сервисах, которые неизвестно кому принадлежат, хранится очень много скриншотов с паролями и банковскими кодами, и при желании этими данными могут воспользоваться злоумышленники. У нас есть облачное хранилище, куда автоматически попадают данные сотрудников, там они зашифрованы и в безопасности.

Основной наш девиз — почувствовать себя, как в офисе, получить все привычные его вещи в онлайне. ИТ-компании идут к этому много лет и время от времени работают на удаленке. Facebook раз в неделю отпускает своих сотрудников на удаленку. Но все равно здесь сотрудникам не хватает очень многого. Мы хотим приблизить удаленную работу к настоящему офису.

Что касается записи экрана, то в России очень многие люди относятся к этому как к нарушению личных границ и не сильно готовы соглашаться на подобные эксперименты. Как их убедить в этом?

— Об этом можно было бы разговаривать в обычное время. Сейчас это вопрос выживаемости. Многие компании обанкротились, люди, которые там работали, оказались на улице. Кто-то работает в Uber, но у Uber совместно с Google есть амбициозный план по внедрению беспилотных автомобилей. «Яндекс» развивается в этом направлении. Куда все эти люди пойдут работать, чем они будут заниматься? Вопрос не в том, согласится ли человек на мониторинг экрана, вопрос в том, где он будет работать завтра. Мы с помощью этих технологий помогаем людям трудоустроиться, с помощью компетентных сотрудников вливаться в работу, выполнять эффективно задачи, которые им ставят.

Мы уже нанимали новых людей после пандемии и на старте спрашивали: «Ты готов установить такую программу?». Все отвечали «да», потому что людям нечего есть, а компаниям нужно эффективно тратить остатки ресурсов.

По нашим подсчетам, в обычной жизни примерно 30% времени на рабочем месте сотрудники тратят неэффективно. Для Москвы нормальная зарплата — $2 000 в месяц, в Штатах — гораздо больше, $5 000, иногда $10 000 для разработчиков. Если в штате 10 сотрудников, то в год это уже $72 тыс., которые работодатель, грубо говоря, сливает.

Если это обычное время, когда у компании все хорошо, — ок. Но сейчас каждый считает свои оставшиеся крохи, рынки упали... мир другой. Сотрудники готовы делать что угодно, лишь бы оставаться на работе. С юридической точки зрения все чисто, сотруднику нужно только подписать соглашение, что он не против мониторинга экрана.

Наши собственные сотрудники работают так уже 8 месяцев. Мы опрашивали их, и они не испытывают негатива. Также в нашем Roadmap есть задачи на эту тему, которые нужно решить, чтобы не показывать, например, личные мессенджеры или соцсети сотрудника. Решать их надо с помощью искусственного интеллекта.

С другой стороны, если я как работодатель плачу за сотрудника все налоги, у нас есть договор, что в отведенное время он работает на меня, то это честно.

Когда мы так договорились и с помощью приложения уверены в этом, можно двигаться на следующий уровень. Можем говорить о том, чтобы эффективно решать задачу, расти по карьерной лестнице, заниматься более сложными проектами. Пройден этап недоверия, когда мы сомневаемся в том, сработаемся или нет. А мы точно сработаемся, если человек будет на связи. Утром, когда сотрудник включает компьютер, он сразу запускает трекер и я понимаю, что он делает.

У нас есть интеллектуальная система, которая оповещает о том, если на выполнение задачи уходит больше времени, чем должно по оценкам. Из прошлого опыта: например, к нам приходил сотрудник и говорил: «Я работал в другой компании и меня уволили». Почему? «Дали задачу и через 4 месяца сказали, что я сделал не то, что нужно». В итоге все недовольны. Сейчас нужно становиться эффективнее, уменьшать затраты, делать продукт дешевле, но и сотрудникам нужно платить нормально, потому что они продуктивны и быстро учатся.

С другой стороны, человек не может постоянно работать с одинаковой эффективностью, он отвлекается, ему нужно перезагружаться в течение дня. Как учитывать эти моменты?

— Сотрудник в любой момент может отключиться, у нас нет жесткого требования, что ты должен обязательно быть онлайн. Многие работают после рабочего дня. У нас сотрудники часто работают больше 100% времени и получают дополнительные премии.

Мы не позиционируем наш продукт как сервис для опытных специалистов, больше нацелены на работу с начинающими, потому что их много и им нужно помочь — начинающие программисты могут неделю решать одну и ту же задачу, а с помощью опытного справятся с ней за 10 минут.

А для работодателя это возможность дешевле получить ресурс в любой точке мира. Необязательно платить столичные зарплаты — можно нанять человека из глубинки, если он будет делать то же самое эффективно. Это классная задача для уменьшения затрат.

В Штатах компании начали платить сотрудникам в зависимости от стоимости жилья в том месте, где они живут.

— Это как раз первый сигнал оптимизации. В Кремниевой долине платят сотрудникам $10 000 в месяц, $120 000 в год. Зачем, если человеку можно платить $10 000 в год? Очень многие мои русскоговорящие друзья, которые владеют успешными компаниями в Штатах, продуктовую разработку держат в СНГ: в Украине, Белоруссии, России, потому что это в 5-10 раз дешевле. Сейчас создан прецедент, когда компании могут массово задуматься и распустить свои офисы. А пол-Долины кормится в кампусах Google: у компании много денег, но много и затрат.

Есть уже примеры продаж? Кто-то тестирует ваши сервисы из других бизнесов?

— У нас есть желающие. С 8 декабря мы открыты для сторонних компаний. Пока же мы тестируем и делаем свои хотелки, и их появляется все больше. Мы инвестировали в разработку 4 000 человеко-часов, это 2,5 человеко-года и сделали много задач, но еще столько же у нас в road map.

Что это за компании? Разработчики ПО или не только?

— Решения подходят для разных компаний. Один из клиентов — производитель мебели. У него есть офисные сотрудники: менеджеры по продажам, сотрудники тендерного отдела, которые не всегда работают эффективно.

Продавать продукт планируется не только в России, но и в США?

— Так как у нас англоязычная компания, мы изначально делали все на английском, для американского рынка, но сразу все транслировали на русский. Все работает и в США, и в России, и продавать будем в обеих странах.

О конкурентах. Это прежде всего, кто?

— На Западе рынок больше, и, соответственно, больше конкурентов. Но такого комплексного продукта нет, мы пользовались разными. Kickidler и Bitcop позволяет только мониторить [рабочее время сотрудников], но там много ограничений, например, нельзя просматривать экраны с телефона, нет API для интеграции. Есть порядка 3-4 сервисов по мониторингу, но нам как компании по продуктовой разработке, этого просто не хватило. Нам интересно не просто мониторить, а эффективно создавать продукты на удаленке.

С другой стороны, для созвонов есть Zoom и Skype, где можно временно расшарить свой экран. Но ты не будешь постоянно в режиме звонка, это не про эффективность. Ты отвлекаешь человека, он может тебе не ответить, непонятно, чем он занимается. У нас все работает в одном окне: и мониторинг, и виртуальные комнаты, и групповые звонки. 

Также есть тайм-трекер и таск-менеджер, мы сделали разные интеграции с большими сервисами (Jira, Trello, Clockify), которыми все пользуются просто для того, чтобы собрать все в одном окне. Чтобы понимать, сколько времени заняла конкретная задача, чем конкретно занимался сотрудник. Например, интересно понять, почему он потратил на задачу 5 часов, а она не сделана. Можно посмотреть запись этого времени. Отдельная клевая фича на будущее: посмотреть прошлый опыт других сотрудников по решению аналогичной задачи.

Много ли различий между удаленкой в России и США?

— Рынок фриланса растет каждый год по всему миру. На Западе любят нанимать удаленщиков на постоянку. То есть ты проходишь много уровней собеседований и тестов для того, чтобы работать в компании удаленно. При этом до последнего времени у тебя все хорошо должно было быть с американской рабочей визой. Многие компании, Google например, по одному-два дня отправляют сотрудников на дистанционку, Facebook активно нанимает удаленных сотрудников, но в основном в зоне доступности для офисов, чтобы при необходимости их можно было туда перевести. Но многие компании сказали, что, может быть, вообще не вернутся в офисы.

В России, если говорить про ИТ-рынок, больше распространена разовая работа с фриланса, а  удаленка ассоциируется с тапочками. Проснулся, сел на стул и начал работать, устал, уснул. В «Яндексе» у некоторых подразделений есть удаленка. Все зависит от компании. Тем, кто работает не в ИТ-сегменте, наверное, это пока что чуждо. А сейчас им пришлось как-то решать этот вопрос, и очень много энергии компании тратят на пробуксовку.

Насколько дорогим будет сервис?

— Некоторые вещи вообще бесплатные. Минимальный тариф на приложение, которое расшаривает экран, стоит $5 в месяц. Его можно купить и для бизнеса, и для личного использования. Например, человек что-то делает и хочет кому-то быстро показать свой экран. Позвонить не всегда удобно, сделать скриншот — получится непонятно. В нашем приложении можно сгенерировать ссылку и скинуть ее человеку, а он увидит экран.

Все. Если это уже не нужно, можно заблокировать показ, и ссылка перестанет работать. Здесь даже нет никакого мониторинга, это просто удобный способ видеть экран. Можно сделать запись экрана с голосом и быстро отправить человеку ссылку на это видео. Круто работает для видео-инструкций. У нас самих много таких туториалов. Повторюсь, каждое из решений, которое есть в продукте, мы делали для себя, потому что была такая необходимость. Еще мы хотим попробовать машинное обучение, чтобы с помощью искусственного интеллекта выявлять интересные повторяющиеся паттерны и на основе этого создавать алгоритмы. Где-то заменять человека, где-то помогать ему. Так мы хотим развиваться в будущем.

Есть ли уже планы по экспансии?

— В России у нас сейчас две пилотные компании: транспортная экспедиционная компания «ГрузоведЪ» и фабрика корпусной мебели ПК «СпецМебельТорг». Обе компании не принадлежат к ИТ-шным и во время пандемии часть ресурсов перевели на удаленку. В Европе мы запускаем пилот с бельгийской компанией. 
 
 
Глобально цель на ближайшие 3 месяца — собрать фидбэк от клиентов и определить зоны роста. Мы ориентируемся на работодателей, которые смотрят дальше и в текущих условиях готовы быстро пересобраться и стать эффективными сейчас, а не ждать, когда кризис кончится.

Это миллиардный рынок. Количество людей на всей планете, которые зарабатывают при помощи компьютера, постоянно растет. И уже завтра компьютерные офисные пространства покажутся каменным веком по сравнению с абсолютно прозрачным и эффективным конвеерным производством продуктов в онлайне.

 

Источник